ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами

^ ЧАСТЬ 4-ая Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года Глава 12
Те, кто путешествует по арабским странам, нередко отмечают, что местные обитатели во время разговора очень близко придвигаются к собеседнику, чем приводят иноземцев в замешательство. Очевидно, это ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами всего только местный обычай, отличающийся от нашего, и всякий обширно мыслящий человек очень стремительно перестает замечать неудобство. Я повсевременно напоминал для себя, что должен так же относиться к тому, что ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами за три недели пребывания в Шанхае стало для меня источником неизменного раздражения, а конкретно: тут все, похоже, считали своим долгом при первой способности заслонить мне панораму. Стоило войти в комнату либо выйти из ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами машины, как кто-либо, обширно улыбаясь, обязательно вырастал прямо передо мной, загородив все поле зрения и лишив способности созидать что-либо вокруг. Часто виновником оказывался сам владелец дома либо тот, кто ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами меня на этот момент аккомпанировал; а если кто-то из их и не успел сделать этого, недочета в зеваках, готовых немедля поправить положение, никогда не бывало. Как я успел увидеть, представители всех национальностей, составляющие местную ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами общину – британцы, китайцы, французы, америкосы, жители страны восходящего солнца, российские, – полностью усвоили и с схожим рвением исполняли вышеозначенный обряд, откуда следует непредотвратимый вывод: этот обычай – уникальное богатство интернационального шанхайского сеттльмента ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, единственно способное сокрушить все местные расовые и классовые барьеры.

Мне пригодилось достаточно много времени, чтоб осмыслить эту местную эксцентричную особенность и осознать: конкретно она лежала в базе дезориентации, которая угрожала на сто ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами процентов обескуражить меня в 1-ые деньки после приезда. Сейчас, хоть меня это иногда как и раньше страшно раздражает, я уже не воспринимаю пробы заслонить мне обзор как нечто, заслуживающее сурового внимании. Не считая ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами того, я нашел другую, полезную шанхайскую привычку облегчать для себя жизнь: тут считается полностью дозволительным на удивление грубо расталкивать людей, чтоб проложить для себя дорогу. Сам я пока не смог ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами вынудить себя подключиться к схожей практике, но не один раз имел возможность следить, как неповторимые дамы на светских раутах очень решительно толкаются, ни у кого не вызывая при всем этом осуждения.

На 2-ой денек ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами собственного пребывания тут, войдя вечерком в бальный зал отеля «Палас», размещающийся в пентхаусе, и, не успев еще приспособиться ни к той, ни к другой смешной местной привычке, я пару раз по ходу вечера ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами оказывался на грани нервного срыва из-за того, что мне тогда еще представлялось следствием лишней перенаселенности интернационального сеттльмента. Чуть я вышел из лифта и увидел роскошный ковер, устилавший пол ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами коридора, повдоль которого выстроились швейцары-китайцы, как прямо передо мной выросла мощная фигура 1-го из владельцев вечера – мистера Макдоналда, сотрудника Английского представительства.

Пока мы двигались ко входу в зал, я увидел, что каждый ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами швейцар, мимо которого мы проходили, очень мило кланялся. Но не успели мы миновать и троих – всего швейцаров стояло по 6 либо семь с каждой стороны, – как другой распорядитель вечера, некто мистер Грейсон ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, представлявший Шанхайский городской совет, заслонил от меня и этот вид, подойдя с боковой стороны и продолжив разговор, начатый еще в лифте. Как только я вступил в зал, где, по слонам владельцев, нам предстояло ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами насладиться выступлением «лучшего городского кабаре» и «обществом шанхайской элиты», здесь же очутился в самой гуще дефилирующей толпы. Высокий потолок со свисающими с него шикарными люстрами позволял представить очень впечатляющие размеры зала ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, хотя убедиться в этом длительное время способности не было. Продвигаясь прямо за хозяевами, я увидел повдоль одной из стенок большие французские окна, через которые в зал лился свет закатного солнца. Увидел я также ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами сцену в далеком конце, по которой бродили, переговариваясь, музыканты в белоснежных смокингах. Как и все другие, они, казалось, чего-то ожидали – может быть, просто пришествия мглы. Вообщем в помещении царила суета – люди, толкаясь ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, кружили но залу без всякой видимой цели.

Я чуть ли не растерял из виду собственных провождающих, но туг мистер Макдоналд издалече кивнул мне, и в конце концов я очутился за небольшим столиком, покрытым ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами накрахмаленной белоснежной скатертью, к которому моим обладателям не без усилий удалось проложить путь в массе. С этой более низкой точки обзора я увидел, что достаточно большая площадка в центре зала оставалась ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами свободной – наверняка, для выступления кабаре – и что практически все присутствующие столпились на сравнимо узеньком пространстве повдоль стенки, сплошь прорезанной французскими окнами. Столик, за которым мы посиживали, оказался интегрированным в длиннющий ряд других ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, но, когда я попробовал разглядеть, как далековато простирается этот ряд, мне опять закрыли обзор. За столиками, конкретно примыкавшими к нашему, никто не посиживал: возможно, масса находила их неловкими. Наш стол ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами и впрямь скоро стал припоминать утлы и челнок, захлестываемый со всех боков волнами шанхайскою высшего света. Мое присутствие не осталось незамеченным; я слышал, как новость передавалась из уст в уста, и больше ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами взоров устремлялось в нашу сторону.

Но, пока обстановка не стала невыносимой, я, невзирая ни на что, старался поддерживать беседу со своими спутниками, начатую еще в машине по дороге в отель, и, помнится, в ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами некий момент произнес Макдоналду:

– Чрезвычайно признателен лам за предложение, сэр, но предпочитаю вести дело в одиночку, следуя собственному плану. Просто я привык так работать.

– Как желаете, старина, – ответил он. – Я только считал ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами своим долгом предложить помощь. Кое-кто из людей, о которых я гласил, прекрасно ориентируется в городке. Я наилучшие из их никак не уступают сыщикам Скотленд-Ярда. Просто я помыслил, что они ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами могут сберечь вам – ну и всем нам – много времени.

– Но вы ведь помните, мистер Макдоналд, я гласил, что отважился приехать сюда только после того, как составил четкое понятие о деле. Другими словами ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, мой приезд – никак не отправная точка, а кульминация долголетнего труда.

– То есть, – в один момент вклинился Грейсон, – вы приехали к нам, чтоб раз и навечно покончить с этим делом. Замечательно! Расчудесная новость!

Макдоналд метнул ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами на сотрудника городского совета презрительный взор и продолжил, игнорируя его слова:

– У меня и в идей не было ставить под колебание ваши возможности, старина. Ваш послужной перечень гласит сам за себя. Но я ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами желал незначительно посодействовать с персоналом, который, естественно, работал бы только под вашим управлением. Я предложил это для того, чтоб ускорить дело. Как вновь прибывшему, вам, возможно, не совершенно ясно, как обострилась на ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами данный момент ситуация в регионе. Знаю, на 1-ый взор может показаться, что жизнь тут течет нерасторопно. Но боюсь, времени у нас осталось не так много.

– Я полностью отдаю для себя отчет ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами в трудности ситуации, мистер Макдоналд. Но могу только повторить: у меня есть вес основания считать, что дело получит удовлетворительное разрешение в относительно маленький срок. При условии, очевидно, что смогу вести расследование без помех ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами.

– Чудесная новость! – опять воскрикнул Грейсон, схлопотав при всем этом очередной холодно-пренебрежительный взор Макдоналда.

Чем подольше находился я в тот денек в обществе сотрудника английского представительства, том больше меня раздражала ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами его манера делать вид, как будто он менее чем сотрудник протокольного отдела. И дело было не только лишь в его неумеренном любопытстве по части моих планов и желании обязательно навязать мне ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами собственных «помощников». Утонченно-лицемерное выражение лица вместе с изысканно-ленивыми манерами с головой выдавало его принадлежность к высшим чинам разведки. Вот почему, утомившись, видимо, к тому моменту подыгрывать ему, последующую реплику я бросил ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами так, как будто правда была нам обоим издавна известна:

– Поскольку речь зашла о помощи, мистер Макдоналд, вы вправду могли бы оказать мне бесценную услугу.

– С радостью, старина.

– Как уже гласил, я ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами особо интересуюсь делом, которое местная милиция именует «Убийствами Желтоватого Змея».

– Вот как? – На лице Макдоналда проступила настороженность.

Грейсон же, судя по всему, не знавший, о чем речь, только переводил взор с меня на ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами Макдоналда.

– В сути, – продолжал я, внимательно смотря на сотрудника представительства, – я принял окончательное решение приехать сюда только после того, как собрал довольно улик по этим убийствам.

– Понимаю. Означает, вас интересует дело Желтоватого Змея. – Макдоналд ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами небережно окинул взором зал. – Скверное дельце. Но в более широком контексте, полагаю, не настолько уж существенное.

– Ошибаетесь. Уверен, оно имеет самое прямое отношение к моему делу.

– Прошу прощения, – вклинился в разговор Грейсон ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, – но что такое «Убийства Желтоватого Змея»? Никогда о их не слышал.

– Так тут именуют акты возмездия коммунистов, – объяснил Макдоналд. – Красноватые убивали родственников 1-го из собственных бывших единомышленников, который стал доносить на ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами их. – И, опять обращаясь ко мне, добавил: – В местных местах это временами случается. Красноватые в схожих ситуациях ведут себя как дикари. Но это внутри-китайские дела. Чан Кайши – главарь бардовых и ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами хочет оставаться им независимо от действий японцев. Мы, понимаете ли, стараемся не вмешиваться. Умопомрачительно, что вас это так интересует, старина.

– Но серия убийств, – ответил я, – связанная с Желтоватым Змеем, еще не закончена ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами. Такие убийства с разной степенью регулярности происходят в протяжении последних 4 лет. К истинному времени жертвами стали уже тринадцать человек.

– Вам понятно больше, чем мне, старина. Но, судя по тому, что я слышал, причина ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, по которой эти убийства до сего времени имеют место, заключается в том, что красноватые точно не знают, кто предатель. Поначалу они угробили совсем не тех. У этих ребят, понимаете ли ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, очень условные представления о справедливости. Всякий раз, когда у их возникает новый объект для подозрений, «новый Желтоватый Змей», они идут и вырезают еще одну семью.

– Мне бы очень посодействовало, мистер Макдоналд, если б ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами я сумел побеседовать с этим информатором, с человеком, которого вы сами называете Желтоватым Змеем.

Макдоналд пожал плечами:

– Это – внутреннее дело китайцев, старина. Никому из нас не понятно, кто таковой Желтоватый Змей. По мне, так ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами китайское правительство сделало бы доброе дело, раскрыв его инкогнито, до того как пострадают другие ни в чем же не повинные люди, принятые за его родственников. Нет, добросовестное слово, старина, это ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами – внутреннее дело китайцев. Лучше бросить все как есть.

– Мне очень принципиально повстречаться с этим информатором.

– Ну что ж, если вам это так нужно, я попробую кос с кем переговорить. Но не могу ничего ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами обещать. Похоже, этот юноша очень полезен правительству. Люди Чана наперника отлично охраняют его.

К этому времени я увидел, что нас все плотнее окружают огромное количество гостей, желающих не только лишь узреть ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами меня, да и слушать наш разговор. В таковой ситуации чуть ли можно было ждать откровенности со стороны Макдоналда, и я решил временно бросить тему. Вообще-то меня переполняло желание встать и выйти незначительно подышать ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами свежайшим воздухом, но, до того как я успел сделать хоть мельчайшее движение, Грейсон наклонился ко мне с лучистой ухмылкой и произнес:

– Мистер Бэнкс, понимаю, на данный момент не самое подходящее ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами время, но нам с вами нужно кое-что быстро обсудить. Как видите, сэр, мне выпала счастливая обязанность быть устроителем церемонии. Я имею в виду церемонию встречи.

– Мистер Грейсон, не желал бы ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами показаться непризнательным, но, как что увидел мистер Макдоналд, времени у нас не много. К тому же меня уже повстречали тут с таким гостеприимством…

– Нет-нет, сэр, – нервно рассмеялся Грейсон. – Я имел в виду ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами реальную церемонию. Церемонию встречи ваших родителей после стольких лет заточения.

Должен признаться, это застало меня врасплох, и несколько секунд я с недоумением смотрел на него. Он опять нервно хихикнул и произнес:

– Знаю ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, это может смотреться малость ранним. Поначалу вы должны сделать свою работу. И очевидно, я не желал бы испытывать судьбу. Но все равно, осознаете, мы должны приготовиться. Как вы объявите, что дело раскрыто ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, все потребуют от нас, от городского совета, отметить это событие подобающим образом. Пригодится провести необыкновенную церемонию, при этом немедленно. Но, как видите, сэр, организовать мероприятие такового масштаба – задачка сложная. Вот почему я ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами прошу разрешения задать вам кое-какие вопросы. Во-1-х, сэр, как вы поглядите на то, чтоб местом проведения церемонии выбрать Джессфилд-парк? Будет нужно, как вы догадываетесь, довольно просторная площадка…

Пока Грейсон ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами продолжал гласить, я равномерно стал все отчетливее улавливать некоторый звук – он доносился откуда-то из-за спин собравшихся и напоминал отдаленную оружейную пальбу. В один момент речь Грейсон была прервана сотрясшим ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами зал звучным взрывом. Я тревожно поднял голову, но увидел вокруг только улыбающихся, даже смеющихся людей, держащих в руках бокалы с коктейлями. Через несколько мгновений в массе у окон началось какое-то брожение, как ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами будто возобновился крикетный матч. Я решил пользоваться случаем и, поднявшись из-за стола, попробовал пробиться к окну. Передо мной оставалось еще очень много народу, чтоб я мог узреть хоть чего-нибудть, и я изо ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами всех сил старался протиснуться вперед. И здесь до меня дошло, что ко мне обращается седовласая дама, оказавшаяся рядом.

– Мистер Бэнкс, – расслышал я, – отдаете ли вы для себя отчет в том, какое ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами облегчение все мы испытываем сейчас, когда вы в конце концов с нами? Мы, очевидно, старались не подавать виду, но были очень озабочены тем, что… Осознаете ли, – она махнула рукою в ту сторону ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, откуда доносилась пальба, – мой супруг, к примеру, утверждает, что жители страны восходящего солнца никогда не посмеют вторгнуться в интернациональный сеттльмент. Но он повторяет это как заклинание раз по 20 на деньку, и его ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами слова никак меня не успокаивают. Уверяю вас, мистер Бэнкс, когда известие о вашем прибытии дошла до нас, это стало первой неплохой новостью за последние месяцы. Мой супруг даже не стал говорить ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами свою небольшую мантру о невозможности вторжения японцев, во всяком случае, некоторое количество дней он ее не повторял. Господи помилуй!

Очередной громоподобный взрыв сотряс зал, вызвав много ироничных восклицаний. В этот момент я ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами увидел маленький просвет впереди. Несколько французских окон было открыто, и люди хлынули через их на балкон.

– Не волнуйтесь, мистер Бэнкс, – произнес некий юноша, хватая меня за руку. – О том, чтоб порядок в ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами Шанхае был нарушен, не может быть и речи. Сейчас, после Кровавого пн., обе стороны действуют очень осторожно.

– Но где это нее происходит? – спросил я.

– О, это стреляет японский военный корабль, стоящий ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами в порту. Снаряды перелетают через нас и разрываются вдалеке. После пришествия мглы зрелище бывает очень впечатляющим. Это все равно что следить за падающими звездами.

– А если снаряд свалится поближе?

Не только лишь ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами юноша, с которым я говорил тогда, да и несколько других гостей рассмеялись, услышав такое несуразное предположение, – рассмеялись, как мне показалось, нарочито звучно. Позже кто-то произнес:

– Остается надежды, что жители страны восходящего солнца стреляют метко ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами. В конце концов, если они не будут осторожны, под их огнь могут попасть и их собственные бойцы.

– Мистер Бэнкс, не желаете? – Мне протянули театральный бинокль.

Я взял его – и ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами это как будто послужило сигналом. Масса расступилась, меня практически вынесли к открытой балконной двери. Я вышел на небольшой балкончик. Небо на западе было красным, дул легкий ветерок. Взглянув вниз с солидной высоты, я увидел за ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами ближним рядом домов рукав реки, а дальше теснились, наползая друг на друга, лачуги, над ними подымался в вечернее небо столб сероватого дыма.

Я приставил к очам бинокль, но фокус был ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами сбит, и сначала все передо мной заволакивала сплошная пелена. Покрутив колесико, я увидел реку, по которой, к моему удивлению, прямо под канонадой продолжали сновать различные суденышки. В глаза ринулся кораблик – некоторое подобие ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами малеханькой баржи с одиноким матросом на борту, – до того набитый корзинами и тюками, что казалось неописуемым, чтоб он прошел под низким мостом, находившимся прямо подо мной, не задев его. Но суденышко стремительно ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами приближалось к мосту, и я не колебался: на данный момент стану очевидцем того, как по последней мере несколько верхних тюков свалится в воду. Несколько секунд я неотрывно следил за ним в бинокль ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, напрочь забыв о стрельбе. Матрос, так же как и я, был вполне озабочен судьбой собственного груза и не направлял никакого внимания на снаряды, разрывавшиеся справа, всего в каких-нибудь шестидесяти ярдах от него ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами. Позже суденышко скрылось под мостом, и я со вздохом облегчения опустил бинокль – оно грациозно выплыло по другую сторону с неповрежденными тюками.

Пока я смотрел на воду, за спиной у меня собралась ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами впечатляющая масса. Передав бинокль кому-то, стоявшему рядом, я произнес, не обращаясь ни к кому индивидуально:

– Значит, это война. В высшей степени любопытно. Как вы думаете, много ли будет жертв?

Поднялся рокот голосов, из ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами которого выделился один:

– Там, в Чапее, убита масса народу. Но еще мало – япошки возьмут его, и все опять станет тихо.

– Не будьте так убеждены в этом, – сделал возражение кто-то. – Гоминьдановцы уже ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами преподнесли много сюрпризов. Уверен, они и далее будут нас поражать. Готов поспорить, Чан Кайши выдержит длительно.

Все стали оживленно дискуссировать высказанное предположение: некоторое количество дней, несколько недель – какая разница? В какой-то ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами момент китайцам все равно придется сдаться, так почему не сделать это сходу? На что несколько гостей возражали в том духе, что, дескать, финал никак не предрешен. Обстановка изменяется каждый денек, к ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами тому же игру путает огромное количество причин.

– А не считая всего остального, – кто-то звучно возвысил глас, – разве мистер Бэнкс уже не тут?

Этот вопрос, носивший, непременно, риторический нрав, все же удивительно ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами повис в воздухе. Все притихли и устремили взоры на меня. У меня было чувство, что не только лишь те, кто стоял в конкретной близости к балкону, а присутствовавшие в зале в ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами напряженной тиши ожидали моего ответа. Мне пришло в голову, что это самый подходящий момент, чтоб сделать заявление – заявление, которого ждали с той минутки, как я появился в зале. Откашлявшись, я звучно ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами произнес:

– Дамы и господа! Вижу, ситуация тут сложилась очень томная. В таковой момент мне не хотелось бы сеять неоправданных ожиданий. Но позвольте увидеть, что меня не было бы на данный момент тут, если б ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами я не веровал в возможность довести это дело до счастливого конца в очень недалеком будущем. Я даже произнес бы, дамы и господа, что смотрю в это будущее более чем оптимистично. Прошу вас ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами потерпеть еще неделю либо около того. Тогда и поглядим, что получится сделать.

После моих последних слов в зале внезапно грянул джазовый оркестр. Понятия не имею, было ли это просто совпадение, но, если ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами гак, то совпадение вышло очень эффектное. Внимание ко мне стало слабеть, люди потянулись в зал, и я тоже направился туда. Пытаясь отыскать собственный столик – на некий миг я растерял ориентацию, – я ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами увидел, что танцовщицы уже заняли центральную площадку.

Их было не меньше 20, в большей степени евразийки, в очень условно прикрывающих наготу костюмчиках, увенчанных перьями. По мере того как танцовщицы продолжали выступление, публика ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами больше утрачивала энтузиазм к схватке, происходившему по ту сторону окон, хотя канонада как и раньше была ясно слышна, невзирая на бравурную музыку. Создавалось воспоминание, как будто для этих людей одно представление просто ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами сменилось другим. Не впервой по приезде я ощутил, как на меня накатывает волна омерзения к местному высокому обществу. Дело было не только лишь в том, что в течение многих лет они, как ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами досадно бы это не звучало, так и не смогли ответить на вызов, коим являлось это дело, и позволили событиям развиться до сегодняшнего ужасающего состояния со всеми вытекающими страшенными последствиями. Больше всего с первой минутки ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами по прибытии в Шанхай меня шокировало то, что никто тут не признавал собственной роковой вины в происходящем.

За две недели, что провел тут, общаясь со многими шанхайцами различного ранга, я никогда не ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами увидел ничего, хоть отдаленно напоминающего чувство стыда. Другими словами, тут, в эпицентре тайфуна, грозившего поглотить весь цивилизованный мир, царствовал достойный сожаления комплот отрицания – отрицания ответственности, комплот, в каком участвовали все ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами по принципу радиальный поруки, фальшиво и патетично представляя себя жертвами событий. И вот до чего дошла так именуемая шанхайская элита: эти люди с презрением относятся к страданиям собственных китайских соседей, живущих рядом, на другом берегу ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами реки.

Двигаясь повдоль плотного ряда зрителей, наблюдавших за выступлением танцовщиц, я старался сдерживать чувство омерзения и вдруг ощутил, что кто-то потянул меня за руку. Обернувшись, увидел Сару.

– Кристофер ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами, – произнесла она, – весь вечер стараюсь к вам пробиться. Неуж-то у вас нет минуты, чтоб поздороваться с друзьями-соотечественниками? Смотрите, вон Сесил приветствует вас.

Я не сходу отыскал взором сэра Сесила; он посиживал один за ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами столом в далеком конце зала и вправду махал мне. Я помахал ему в ответ и оборотился к Саре.

Это была наша 1-ая встреча после моего приезда. В тот вечер мне ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами показалось очевидным, что ома отлично смотрится; шанхайское солнце скрасило ее обыденную бледнота, что было ей очень к лицу. Более того, пока мы дружественно болтали, я увидел, что держится она непосредственно и ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами уверенно. И на данный момент, после вчерашних событий, на уровне мыслей ворачиваясь к той первой встрече, я не перестаю удивляться, что мог гак обмануться. Возможно, я сужу задним числом, но сейчас мне ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами кажется, как будто в ее ухмылке было нечто многозначительное, в особенности когда речь входила о сэре Сесиле. И хоть мы обменялись только обыкновенными любезностями, в свете событий вчерашнего вечера я весь денек возвращаюсь к одной ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами произнесенной ею фразе, которая даже тогда меня мало обременила задачей.

Я поинтересовался, как им с сэром Сесилом жилось тут целый год. Сара убедила меня, что, хотя сэр Сесил и ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами не достигнул прорыва, на который рассчитывал, он все же заслужил благодарность местного общества. Тогда я спросил, ничего особо не имея в виду:

– Значит, вы не планируете в последнее время покинуть Шанхай?

На ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами что Сара, расхохотавшись и бросив взор в угол, где посиживал сэр Сесил, ответила:

– Нет, мы тут прижились. Это очень удачный город. Не думаю, что мы уедем отсюда куда бы то ни было ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами в скором времени. Если только кто-либо не придет на помощь.

Все это, включая и последнее странноватое замечание о вероятном спасателе, она произнесла как шуточку, и я, хоть не додумывался, что непосредственно она имеет в ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами виду, ответил таким же беспечным хохотом. Позже, как я помню, мы вспоминали общих друзей в Великобритании, пока подошедший мистер Грейсон решительно не оборвал наш незамудреный на 1-ый взор разговор ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами.

И только сейчас, как уже было сказано, после событий вчерашнего вечера, когда я стал прокручивать в голове все наши встречи с Сарой за прошлые три недели, эта самая реплика, мимоходом брошенная в шуточку во ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Отель «Китай», Шанхай, 20 сентября 1937 года - Кадзуо Исигуро когда мы были сиротами время ни к чему не обязывающей беседы, вновь и вновь всплывает в памяти.


chast-5-annotaciya-stiven-king-priglashaet-chitatelej-v-zhutkij-mir-tyuremnogo-bloka-smertnikov-otkuda-uhodyat-chtobi.html
chast-5-ispolzovanie-prirodnoj-vodi-na-oao-tverskoj-vagonostroitelnij-zavod.html
chast-5-moskovichi-s.html