Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая

^ Часть четвёртая


1. 1984 г., Кфар Саба


Тереза к Валентине Фердинандовне
Милая дорогая Валентина! Кажется, неслыханная фортуна! Когда мы совершенно уже утратили надежду, что Ефим сумеет стать служащим священником, вдруг всё поменялось как по Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая мановению руки, и столкнул все с мёртвой точки, как ни умопомрачительно, Даниэль. Он попал в министерство по делам религия на приём к министру. Министр у их, представьте для себя, дама. Я не Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая знаю, что послужило предпосылкой этой встречи, и даже не знаю, вызывали его из министерства либо сам он желал попасть на этот приём, но разговор шёл о существовании христианских церквей в Израиле, и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая министерша произнесла: мы знаем, что вы любите Израиль, и нам нужна такая христианская церковь, которая не ведёт тихой подрывной игры против нас. Даниэль произнес, что любит эту землю, водит по ней экскурсии и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая тоже помогает её строить, хотя министр может с этим не согласиться. Дама эта достаточно юная и, как произнес Даниэль, очень чуткая и даже остроумна. Она увидела, что христианское строительство чем далее Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, тем больше припоминает Вавилонскую башню, а нам, израильтянам, хотелось бы выстроить собственный маленький садик в тени большой башни, но на значимом расстоянии, чтоб, обрушившись, она не накрыла наши умеренные грядки своими осколками.

Даниэль Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая произнес, что христианство строит дела меж человеком и Богом, и злость современной цивилизации проявляется вне зависимости от конфессии, в то время как хоть какой диалог человека и Бога приводит к сдерживанию Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая злости и умиротворению.

Она захохотала и произнесла, что как раз израильское общество представляет собой полное опровержение его точки зрения, так как ни в какой стране мира нет таковой напряжённости на религиозной почве Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая. Даниэль произнес, что ответить на это ему нечего. Тогда она спросила, не сумел бы он посоветовать священников, любящих Израиль, как сам Даниэль, либо по последней мере не питающих к нему ненависти, как большая часть ей Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая узнаваемых священников. Конкретно способных к умиротворению, а не к разжиганию межрелигиозных противоречий. Тогда и Даниэль именовал Ефима! Я не знаю, как работает этот механизм, но через некое время Ефим получил приглашение посетить Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая русскую духовную цель и явился в Троицкое подворье. Он считал, что его воспримет архимандрит, но принял его человек, представившийся Николаем Ивановичем, и провёл с ним собеседование. Николай Иванович вроде кадровика, и можно Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая представить, что в конце концов сыграло свою роль письмо от настоятеля из Вильнюса. Сейчас Ефим ждёт предназначения на приход.

Неделю тому вспять мы сделали магическую поездку на Мёртвое море, и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая два денька провели в пансионате в одном из наистарейших киббуцев. У их расчудесный ботанический сад, старенькые дома, построенные ещё первыми поселенцами, и один новый гостевой корпус, где сдают комнаты приезжающим. Все очень чисто Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, прекрасно, редчайшие растения, даже баобаб есть. Весь киббуц размещен на горе. В одну сторону раскрывается вид на Мёртвое море, и в неплохую погоду, когда нет дымки, видна Иордания. Зато в другую Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая сторону видно ущелье, по дну которого весной течёт река, а позже пересыхает. В этом каменистом ущелье много пещер, и нам демонстрировали одну, в какой, по преданию, прятался юный Давид от преследовавшего его Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая царя Саула.

Конкретно после чего нашего путешествия, которое в каком то смысле можно именовать свадебным, я могу сказать, что наш брак реализовался. Я знаю, что должна благодарить Вас за ваши советы Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, ещё 1-го местного доктора, к которому нам пришлось ходить для консультаций, но более всего Бога, который соединил нас по величавой милости. Мы с Ефимом очень счастливы и полны упований. Естественно, мы уже не молоды, но Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая наши молитвы о даровании потомства сейчас подкреплены необходимыми для этого действиями.

Ещё одно существенное, и тоже приятное сообщение: от издательства получено предложение, чтоб Ефим редактировал «Чтения о Чтении» — это цикл Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая домашних лекций отца Миши, который Вам отлично известен. Это очень маленькие средства, но я практически уверена, что издатели оценят Ефима и будут и впредь давать ему работу. Надеюсь, ему в конце концов получится Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая издать там и свои «Размышления о литургии». Я думаю, что о. Миша уже знает о подходящем продвижении, но если нет, сообщите ему, пожалуйста, это удовлетворенное весть. В конце этого либо сначала Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая следующего года его книжка выйдет из печати.

^ Как созреют наши анонсы, я Вам немедля сообщу…

С любовью, Тереза.


1984 г., Беэр Шева Из письма Терезы Валентине Фердинандовне
…душноватая жара, злая и обезвоживающая. Ветер из Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая пустыни Негев. Я сейчас точно знаю, что ад пламенное место, а не ледяное. Жаркий одуряющий ветер, который просто выдувает из тебя мозги совместно со всеми идеями, сердечко вкупе со всеми эмоциями Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, и ждешь ночи, когда не так горячо, но ожидания обмануты, так как дует хамсин, и ты обращаешься от него в нечуткую гору, либо в кучку камешков, либо в горсть песка. Наливаешь Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая в себя каждые 5 минут воду, так как без воды ты превращаешься за пару часиков в засохшее растение. Тут люди не потеют, так как пот, чуть только успевает образоваться и выступить на поверхность кожи, сразу испаряется Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, и выпитая вода тоже вся испаряется с кожи. Я практически не могу есть. Время от времени ночкой сгрызаю яблоко либо солёное печенье со сладким чаем.

Ефим смеётся, он гласит, что селёдка Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая со сладким чаем — любимое еврейское удовольствие. Мы тут два месяца, и я до сего времени не могла написать письма, так как не могла встать и взять ручку. Я так похудела, что вещи болтаются Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая на мне, как на вешалке. Я думаю, килограмм на 10. Ефим тоже похудел, но он переносит жару еще лучше, чем я.

Церковка расчудесная, малая, сложена из камня, в ней издавна Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая никто не служил, так как последний священник, греческий монах, погиб, и прихожане, которых было мало, развеялись. Каково же было изумление Ефима, когда он нашел посреди новых прихожан несколько евреев из Рф, причём одна пара Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая из местного института, педагоги. Ещё пришло две огромные бедуинские семьи, несколько греков и японец, женатый на российской израильтянке.

Японец перешёл в православие из лютеранства. Что происходит в его голове, сам Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая ч…т не разберёт, но Ефим очень забавно пересказывал мне их дискуссии об этике исходя из убеждений японца синтоиста и современного христианина.

Когда то в молодости японец был синтоистом, но обратился в лютеранство ещё Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая в Стране восходящего солнца. Он приехал сюда 20 годов назад в протестантской группе, с экскурсионной поездкой, повстречал в Древнем городке православного монаха, в каком признал учителя, и последовал за ним в православный монастырь под Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая Иерусалимом, где и прожил три года. Этот синтоист сионист решил тут временно поселиться, а остался навечно. По специальности он конструктор, работает на данный момент в большой строительной фирме. Женился на юный Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая российской девченке, которая обучалась в местном институте, где он преподавал. Он большой ревнитель православия, и они с Ефимом на этой почве очень сошлись.

Ещё один прихожанин — единственный, кто знает службу и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая отлично поёт, так что играет роль и регента, и всего хора, — доктор из Ленинграда, Андрей Иосифович, отец огромного семейства — у него четыре либо пятеро малышей. Ефим привёл его ко мне, и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая тот отдал мне какие то гомеопатические лекарства, которые мне будто бы мало помогают. Вот такая горстка православных. Все люди, которым тяжело. И морально, и вещественно. Наше положение тоже не стало лучше, а быстрее усугубилось Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая: Ефим сейчас не получает пособия, единственное, что он имеет — нерегулярные средства от Патриархии, которая заработной платы не выплачивает, а как то и непредсказуемо даёт «на нужды». Все решает Николай Иванович, о котором Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая я упоминала, а совсем не архимандрит, как могло бы придти в голову. Должность Николая Ивановича в Патриархии — шофёр!

Временами на меня нападает страшная тошнота, а такая жара будет стоять но наименьшей мере три Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая месяца. Как я это переживу? Позже тоже будет горячо, но уже не так кошмарно…

А вчера приснился странноватый, очень противный сон. Будто бы у меня раскрывается животик, наподобие распускающегося цветка Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, делится на лепестки, и из середины вылетает дракон, но страшно прекрасный, с цветными шёлковыми крыльями в зелёных и розовых разводах, и он улетает в небо, и кувыркается очень прекрасно, и я понимаю Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, что он не просто летит, а что то пишет в воздухе своим длинноватым телом, и замечаю, что в руке у меня нить, которая его ведёт, и это пишет не он, а я Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, управляя его полётом. А что пишу, не знаю, хотя понимаю, что это очень принципиальное, и если я напрягусь, то усвою… Было очень жутко. Я поведала Ефиму об этом сне — он опешил, взволновался Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая, так как привык все мои сны и видения принимать то как наваждение, то как психологическую болезнь — и произнес, что тоже лицезрел нечто схожее и сон так его смутил, что он решил его Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая мне не говорить. А сейчас сказал: приснилось, что у него распался животик на четыре части и вышел разноцветный большой пузырь, вроде мыльного, но более плотный, и тоже оторвался от него и Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая ушёл в небо… Сон один и тот же, не правда ли?..


1984 г., Беэр Шева Из письма Терезы — Валентине Фердинандовне
…Андрей Иосифович зашёл в очередной раз, оглядел меня и спросил, когда у меня были Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая в последний раз месячные. Я не смогла вспомнить. Я так плохо себя ощущала всё это время, и так похудела, что даже как то забыла… Точно, месяца два либо больше. Андрей Иосифович повелел мне пойти Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая к гинекологу. Валечка! Я у гинеколога не была никогда в жизни — несколько месяцев вспять мы, по Вашей советы, прогуливались с Ефимом к сексологу, но я не смогла пройти у Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая него мед осмотр. Я ощутила, что лучше мне умереть.

Сексолог не настаивал, произнес, что эта негативная реакция естественна при моей аномалии, и отдал нам некий комплекс упражнений, которые мы делали. Неувязка разрешилась Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая. Но идея идти к гинекологу на осмотр вызвала во мне просто кошмар.

Я произнесла об этом Андрею Иосифовичу, тогда и он объявил, что подозревает у меня беременность. Я проплакала день от испуга. Позже пошла по Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая докторам. Дорогая Валентина! Все подтверждается. Доктор оказалась, на моё счастье, дама. Узнав, что мне 40 два года и это моя 1-ая беременность, она выписала мне направление в какое то особенное место, где Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая мне сделают редчайшие генетические анализы и ещё что то, чего я не сообразила. Когда я произнесла об этом Ефиму, он замолчал. Молчал денька два, позже произнес мне, что ощущает себя Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая точно как Захария. У него появилась внутренняя потребность в безмолвии: опасается спугнуть волшебство словом. И я его сообразила. Прошу Ваших молитв, дорогая Валентина Фердинандовна. Не волнуйтесь, если не будет от меня писем какое то время Часть четвёртая - Людмила Евгеньевна Улицкая.



chast-8-nazad-v-budushee.html
chast-9-ohrana-obektov-kulturnogo-naslediya-pamyatnikov-istorii-i-kulturi-reshenie-soveta-kujbishevskogo-selskogo-poseleniya.html
chast-9-reshenie-sobraniya.html