Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг

Часть II

  

^ ГЛАВА VII

Дореформенный институт

  

Смольный монастырь. -- Прием "новых". -- Начальница Леонтьева. -- Ратманова. -- Бегство Голембиовской

  

   Институт в прежнее время играл очень важную роль в жизни нашего общества. Институтки в качестве воспитательниц и Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг учительниц, как собственных, так и чужих малышей, очень длительно имели большущее воздействие на интеллектуальное и нравственное развитие целого ряда поколений. Но, невзирая на это, правдивое изображение института длительно было невообразимо. В прежнее Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг время в печати можно было гласить или только о наружной стороне жизни в институте, или восхвалять воспитание в нем. Это тем паче удивительно, что цензура уже издавна начала достаточно снисходительно относиться к статьям, указывающим Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг недочеты учебных заведений других ведомств. Но едва касались закрытых дамских учебных заведений и в их указывались какие-нибудь несовершенства, такие статьи пропускали исключительно в том случае, когда выражения: "классные дамы Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг", "начальница", "инспектриса", "инотитутка" были изменены словами: "гувернантки", "мадам", "пансион", "пансионерка" и т. п.

   В этом очерке я говорю только о Смольном, этом древнем и самом большущем из всех схожих образовательных учреждений. Он длительно служил Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг прототипом для устройства не только лишь других институтов, да и многих пансионов и разных дамских учебных заведений. Мне кажется, не безынтересно познакомиться с плодами воспитания в Смольном, в базу принципов Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг которого его основоположниками (Екатериною II и Бецким) были положены передовые идеи Западной Европы.

   В числе методов обучения утомившись этого воспитательного среднеучебного заведения просит "паче всего возбуждать в воспитываемых охоту к чтению книжек, как для Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг собственного увеселения, так и для происходящей от того полезности". Он вменяет в обязанность "вперять в их (деток) охоту к чтению" и ставит обязательным условием иметь в заведении библиотеку. Не считая того, утомившись Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ложит на воспитателей обязанность "возбуждать в детях охоту к трудолюбию, чтобы они боялись праздности, как источника всякого зла и заблуждения". Он показывает на необходимость обучить малышей "соболезнованию о бедных, несчастных и омерзению от Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг всяких продерзостей". Не достаточно того, для сохранения здоровья предписывается увеселять юношество "невинными забавами", чтоб искоренять все то, что "скукою, задумчивостью и прискорбием назваться может". Методом такового человечного воспитания императрица Екатерина II задумывалась Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг сделать в Рф новейшую породу людей.

   Что эти мечты Екатерины II не могли осуществиться в ее царствование, когда Наша родина была погружена в беспросветный мрак невежества, -- это понятно, но поглядим, что представлял Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг институт практически через 100 лет после собственного основания.

   В одно ясное, солнечное, но прохладное октябрьское утро я подъезжала с моею мамой к Александровской половине Смольного {Смольный институт (основан в 1764 году) до начала в Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг нем инноваций, другими словами до 1860 года, состоял из 2-ух учебных заведений: Общества великодушных девиц, либо Николаевской половины, и Александровского училища, либо Александровской половины. На Николаевскую половину воспринимали дочерей лиц, имеющих чин Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг не ниже полковника либо статского советника, и потомственных дворян; на Александровскую половину -- дочерей лиц с чином штабс-капитана либо титулярного советника до полковника либо коллежского советника, также малышей протоиереев, священников, евангелических пасторов и Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг дочерей дворян, внесенных в третью часть дворянской книжки1. Оба эти большие заведения состояли под главенством одной начальницы и 1-го инспектора. Только через 100 лет после основания Смольного состоялось отделение Александровской половины Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг от Николаевской, другими словами полное обособление 1-го института от другого. С сих пор Александровская половина Смольного получила необыкновенную начальницу и собственного инспектора. Это разделение вышло по желанию императрицы Марии Александровны, обратившей Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг внимание на неудобства совместного существования 2-ух больших институтов. Я описываю в большей степени воспитание на Александровской половине Смольного перед эрой реформ и во время ее. (Прим. Е. Н. Водовозовой.)} с тем, чтоб вступив Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг в него, оставаться в нем до окончания курса. Но высочайшие монастырские стенки, которые с этой минутки должны были изолировать меня на длительное время не только лишь от родной семьи, но, так Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг сказать, от всех воспоминаний бытия, от свободы и приволья деревенского захолустья, откуда меня только-только вывезли, не смущали меня. Матушка много говорила мне об институте, но, не хотя, возможно, тревожить меня, недостаточно останавливалась на его Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг монастырской замкнутости: все ее рассказы оканчивались заурядно тем, что у меня будет много-много подруг, что с ними мне будет очень забавно. В детстве я мачалась от недочета общества сверстниц, и это Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг весть приводило меня в экстаз. Мое настроение было такое бодренькое, что меня не смутил и величавый швейцар в красноватой ливрее, который раскрыл пред нами двери института.

   Не успели мы Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг еще снять верхнюю одежку, как в переднюю вошли дама с девченкой примерно моего возраста. Как мы привели себя в порядок, к нам подошла дежурная классная дама, m-lle Тюфяева, по наружности особа очень несимпатичная, очень Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг древняя и полная, и заявила нам, что инспектриса, m-me Сент-Илер, не может нас принять в данную минутку: "Вы не только лишь запоздали на три месяца привезти ваших дочерей Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, да и сейчас вас ждали к 9 часам утра, как вы об этом писали. К этому времени приглашены были и экзаменаторы. Сейчас одиннадцать часов, и учителя заняты..."

   Моя матушка и m-me Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг Голембиовская начали просить прощения, но m-lle Тюфяева, не слушая их, попросила нас всех следовать за нею в приемную; при всем этом она не переставая ворчала на наших матерей, и ее одинаковая Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг воркотня раздавалась в большущих пустых коридорах как скрип неподмазанных колес.

   Когда классная дама вышла из комнаты, мне захотелось поболтать с новою подругою, но это не удавалось: она стояла около собственной мамы, то прижимаясь к Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ней, то нервно хватая ее за руки, то припадая к ее плечу и жалобно выкрикивая: "Мать, мать!", а слезы так и лились из ее глаз.

   Мама и дочь Голембиовские были очень Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг похожи друг на друга, но так, естественно, как может прогуляться тридцатипятилетняя дама на десятилетнюю девченку. Обе они были брюнетки, с большенными темными очами, бледноватые, худощавые, с подвижными лицами и правильными, прекрасными чертами Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг лица, обе одеты были в глубочайший траур, другими словами в темные платьица, обшитые белоснежными полосами, именуемыми тогда плерезами.

   Не получив поощрения со стороны моей будущей подруги Фанни для сближения с нею, я стала прислушиваться Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг к разговору старших. Вот что я выяснила. М-те Голембиовская была полька-католичка, как и ее супруг, который погиб несколько недель тому вспять. Оставшись с дочерью Фанни без всяких средств Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, она переехала из провинции в Петербург и поселилась в семье собственного родного брата, который зарабатывал надежные средства, но имел огромную семью. Г-жа Голембиовская занималась у него хозяйством и учила его деток зарубежным Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг языкам, которые она отлично знала. Ее брат выхлопотал для Фанни, собственной племянницы, стипендию у какого-то магната, которая и отдала возможность поместить ее в институт.

   Прозвонил колокол, и к нам Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг вошли пепиньерка {Воспитанницы педагогического класса назывались пепиньерками. Не считая слушания лекций в институте, они должны были дежурить в кофейном, другими словами младшем, классе во время заболевания потрясающих дам и спрашивать в это время Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг уроки у малеханьких. Пепиньеоки одевались лучше и привлекательнее всех других воспитанниц: их Форменное платьице -- сероватое с черным передником, с кисейною, а по праздничкам и с кружевною пелеринкою. В торжественные деньки они воспользовались правом Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг уезжать по очереди домой. (Прим. Е. Н. Водовозовой.)} и учитель российского языка: 1-ая должна была вынудить меня ответить молитвы и проэкзаменовать нас обеих из французского языка, а учитель -- из российского. Экзамен Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг был совсем пустой и благополучно сошел для нас обеих. Через пару минут m-lle Тюфяева повела нас, новых, одеваться в переднюю. Мы должны были явиться к начальнице вкупе с нею и Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг направились по нескончаемым прохладным и длинноватым коридорам. Туда же должны были явиться и наши мамы, но им приходилось сделать эту дорогу не коридорами, которыми прогуливались только люди, так либо по другому прикосновенные Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг к институту, а по улице, и войти к начальнице с подъезда Николаевской половины.

   Мне так хотелось узреть поскорее моих будущих подруг, что у меня мгновенно вылетел из головы твердый прием m-lle Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг Тюфяевой; не направила я внимания и на официальное выражение ее лица и непосредственно начала засыпать ее вопросами:

   -- Где же девченки, тетя?

   -- Я для тебя не тетя! Ты должна именовать потрясающих дам -- mademoiselle...

   Сердитый Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг крик принудил меня умолкнуть. Но вот и приемная.

   Начальница Смольного, Мария Павловна Леонтьева {Урожденная Шилова, Мария Павловна получила образование в Смольном. Скоро после окончания ею курса императрица Мария Федоровна назначила ее фрейлиной Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг к собственной дочери, величавой княгине Екатерине Павловне, вышедшей потом замуж за царевича Жору Ольденбургского. Потом Мария Павловна Шилова вышла замуж за генерала Леонтьева, но когда ей было 45 лет, она овдовела и была Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг пожалована императрицей Александрой Федоровной гофмейстериной ко двору собственной дочери, величавой княгини Марии Николаевны, бывшей замужем за герцогом Лейхтенбергским. В 1839 году Леонтьеву назначили начальницею в Смольный, где она прослужила 30 6 лет и погибла на Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг собственном посту восьмидесятидвухлетней старухою. Таким макаром, 40 5 лет собственной жизни Леонтьева провела в институте, из их девять лет как воспитанница, а 30 6 лет как его начальница. (Прим. Е. Н. Водовозовой.)}, была в это время уже Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг старухой с обрюзгшими и отвисшими щеками, с совсем выцветшими очами без выражения и мысли. Ее внешний облик сладкоречиво гласил о том, что она прожила свою долгую жизнь без глубочайших дум, без Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг борьбы, страданий и разочарований. Держала она себя очень принципиально, как царица главного страны, давая ощущать каждому смертному, какую честь оказывает она ему, снисходя до разговора с ним2.

   Она вправду была немаловажною особенной: начальница наистарейшего Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг и наибольшего из всех институтов Рф, она и кроме этого имела огромное значение по собственной прежней придворной службе, также и вследствие покровительства, оказываемого ей поочередно 3-мя государынями; она имела право Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг вести переписку с их величествами и при желании получать у их аудиенцию. К тому же Леонтьева имела большие связи не только лишь при нескольких царственных дворах, да и вела знакомство с высокопоставленными Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг лицами светского и духовного звания. Собственного значения она никогда не запамятовал: этому очень помогали большущее население 2-ух институтов и большой штат потрясающих дам и различных служащих той и другой половины Смольного, которые раболепно Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг пресмыкались перед нею3. Запамятовать о собственном значении она не могла уже и поэтому, что была особою очень невежественною, неумною от природы, а на старости лет практически выжившею из разума. От учащихся Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг она сначала добивалась смирения, повиновения и четкого выполнения предписанного этикета, а классные дамы, согласно ее инструкциям, должны были все свои педагогические возможности навести на поддержание грозной дисциплины и на серьезное наблюдение за Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг тем, чтоб никакое воздействие снаружи не проникало в стенки института. Порядок и дух заведения строго поддерживались ею; перемен и инноваций она страшилась как огня и ревниво охраняла неизменность университетского строя, установившегося испокон века Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг. Нашею непосредственною начальницею была инспектриса, m-me Сент-Илер, которую мы называли "maman", но мы нередко лицезрели и нашу главную начальницу, Леонтьеву: раз в день, по очереди, двое из каждого класса носили ей Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг рапорт о нездоровых, каждый большой праздничек воспитанницы должны были являться в ее апартаменты с поздравлениями, она присутствовала на всех наших экзаменах, от времени до времени приходила на наши уроки либо в столовую Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг во время обеда, и, не считая всего этого, мы каждую субботу и воскресенье лицезрели ее в церкви. За всегда моего пребывания в институте я никогда не слыхала, чтоб она Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг. кому-нибудь из нас произнесла нежное, сердечное слово, задала бы вопрос, показывающий ее заботу о нас, чтоб она проявила хотя мельчайшее роль к нездоровой, которая, как ей было понятно из раз в день Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг подаваемых рапортов, пролежала в госпитале несколько месяцев в тяжеленной заболевания. Она посещала и госпиталь, но разговаривала c воспитанницами не по другому, как строго официально. Являясь к нам на экзамены, Леонтьева никогда не интересовалась Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ни интеллектуальными возможностями той либо другой ученицы, ни отсутствием их у нее. Принимая от нас рапорты, она спрашивала, какое Евангелие читали в церкви в последнее воскресенье либо. по поводу какого действия установлен тот Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг либо другой праздничек. На экзаменах она поправляла только произношение отдельных слов, и не поэтому, что оно было некорректно, а поэтому, что у нее было несколько любимых слов, произношением которых ей никто не Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг мог угодить. Вроде бы воспитанница ни произнесла "святый боже", "божественный", "тыща", "человек", она на данный момент заставляла ее повторять эти слова за собою. Когда мы отвешивали ей реверанс при Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ее возникновении, она обязательно замечала по-французски: "Вы должны делать поглубже ваш реверанс!" А когда мы посиживали, она всякий раз считала долгом сказать: "Держитесь прямо!"

   В церкви мы стояли стройными рядами, но как заходила Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг начальница, она начинала все перестраивать по-своему: воспитанниц малеханького роста ставила в проходах, а более больших -- к клиросу; в другой же раз вытягивала на средину огромных ростом, а малеханьких выставляла Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг у проходов, и т.д. до бесконечности. Если на последующий раз дежурная дама ставила в церкви воспитанниц так, как угодно было начальнице поставить их в последний раз, та все-же переставляла их Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг по-своему. Этим и ограничивались все "материнские" заботы начальницы Леонтьевой относительно воспитанниц Александровской половины. Одним словом, нашею начальницею, без преувеличения можно сказать, была не дама, а просто некий каменный истукан, даже в то рабское, крепостническое Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг время поражавшая всех своим бездушным, древесным отношением к воспитанницам. Но эта особа искусна потрясающе втирать очки кому следует. Ее письма и отчеты государыне дышат необыкновенною добротой к детям, снисхождением и всепрощением Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ее любвеобильного сердца. В 1851 году Леонтьева пишет императрице: "Детки всегда послушливы, за редчайшими исключениями, когда их тревожит живость, простительная в их возрасте". Через пару лет, ворачиваясь после летнего отдыха из деревни, она Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг пишет: "Велика моя удовлетворенность опять узреть мою милую, многочисленную семью!" ("Статс-дама Мария Павловна Леонтьева. Составила З. Е. Мордвинова", стр. 85, 93).

   По установившимся традициям и кодексу очень специфичной университетской морали, часто Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, вобщем, не имевшей ничего общего с здравым смыслом, начальница, невзирая на собственный престарелый возраст, должна была иметь величавый вид, даже и в этом случае, если природа не наделила ее для этого никакими Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг данными. Для заслуги этой цели Леонтьева прибегала к незамудреным средствам: она всегда туго зашнуровывалась в корсет, прогуливалась в форменном голубом платьице и в высочайшем модном чепце. Разговаривая с подчиненными, она смотрела не Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг на их, а поверх их голов, до забавного растягивала каждое слово, все произносила необычно торжественно, не давала способности представлявшимся ей лицам вдаваться в какие бы то ни было разъяснения, а тем паче Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг подробности, и допускала только краткий ответ: "да" либо "нет, ваше превосходительство", имела всегда очень высокомерный вид и застывшую ухмылку либо, поточнее сказать, гримасу на старческих губках, точно она проглотила чего-нибудть горьковатое.

   Когда Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг мы, новые, впервой подходили к приемной начальницы, мы повстречали тут наших матерей и вошли вкупе с ними в сопровождении m-lle Тюфяевой. В большой приемной, обставленной на казенный лад, у стенки против входной Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг двери посиживала на диванчике начальница Леонтьева, а около нее на стуле ее компаньонка Оленкина4.

   -- Мать! Мать!-- вдруг заорала Фанни, бросаясь в объятия мамы. Этот вопль раздался совершенным диссонансом посреди гробовой тишины Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг.

   Начальница немножко приподняла голову, что для Оленкиной, видимо, послужило сигналом выяснить фамилии новоприбывших, потому что она стремительно подошла к нашим матерям, а потом начала что-то шептать на ухо начальнице.

   -- Потрудитесь Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг подойти! Сюда! Поближе! Я сначала попрошу вас покончить с этою сценой... Сможете садиться! -- И Леонтьева величавым жестом указала Голембиовской на стул против собственного стола. Фанни подбежала к мамы и прочно вцепилась в ее Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг юбку.

   -- Как видите, -- опять обратилась начальница к Голембиовской,-- каких недисциплинированных, испорченных деток вручаете вы нам!

   -- Испорченных? -- переспросила Голембиовская с изумлением, в собственной провинциальной простоте не понимавшая ни величия начальницы, ни того Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, как с нею следует говорить. -- Уверяю вас, боярыня, что моя Фанни послушливая, нежная, привязчивая девченка!.. А то вдруг "испорченная"! Как это можно сказать, не зная малыша!

   В ту же минутку над ее Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг стулом наклонилась компаньонка Оленкина и шепотом, который был слышен во всей комнате, произнесла, отчеканивая каждое слово:

   -- Должны именовать начальницу -- ваше* превосходительство. Вы не имеете права так вольно говорить с ее превосходительством! Извольте это Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг уяснить!

   -- Извините, ваше превосходительство, -- заговорила переконфуженная Голембиовская. -- Я вас именовала не по титулу... Я ведь провинциалка! Всех этих тонкостей не разумею... Все таки о собственной девченке снова скажу вам: золотое у нее сердце! Будьте Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ей мамой, ваше превосходительство! Она ведь у меня сиротка! -- И слезы полились из глаз бедной дамы.

   -- Мне жутко, мать! -- вдруг со слезами в голосе завопила ее дочь.

   -- Боярыня! Моя приемная Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг не для семейных сцен! Извольте выйти в другую комнату с вашей дочерью и ожидать классную даму.

   Тогда к начальнице подошла моя мама и начала советовать себя на французском языке, которым Голембиовская не смогла пользоваться Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, хотя свободно гласила на нем. В то время познание французского языка облагораживало и возвышало каждого во мировоззрении общества, тем паче огромное значение оно имело в институте. Возможно, вследствие этого начальница благорасположенно Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг кивнула ей головой, но когда моя мама выразила свое наслаждение по поводу того, что ее дочь принята на казенный счет и получит образование, которого она за отсутствием вещественных средств не Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг могла бы дать сама, Леонтьева сделала возражение ей не без драматичности: "Если б вы понимали, какое это счастие для вашей дочери, вы могли бы в назначенное время доставить ее сюда!" -- и, кивнув головой в Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг сторону m-lle Тюфяевой, она показала этим, что аудиенция окончена.

   Мы шли назад так же, как и пришли: мамы раздельно, мы -- в сопровождении Тюфяевой. Общее молчание нарушалось сейчас только всхлипываниями Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг Фанни. Когда мы вошли в комнату, в какой экзаменовались, наши мамы уже посиживали в ней. Фанни не замедлила ринуться со слезами в объятия собственной мамы. М-lle Тюфяева резко увидела:

   -- Прошу закончить Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг этот рев!.. Через пару минут, когда я приду за девченками, мы уже сами позаботимся об этом, а сейчас это еще ваша обязанность!

   -- Ах, милая mademoiselle Тюфяева, -- с мольбой обратилась к ней Голембиовская, -- скажите ей хоть Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг одно нежное словечко... хоть самое малеханькое!.. Ведь у нее от всех этих приемов сердчишко, точно у пойманной птички, трепыхает...

   -- Трепыхает! Это еще что за выражение! "Молчать!" -- вот что вы вынуждены огласить вашей Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг дочери! Вы своими телячьими нежностями и начальницу осмелились обеспокоить, а здесь снова начинаете ту же историю!-- И она направилась к двери.

   -- Покорись, дитятко! Перестань рыдать, сердечко мое! -- покрывая дочь Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг страстными поцелуями, приговаривала Голембиовская, не обращая внимания на то, что классная дама тормознула и глядит на их. -- Что все-таки делать, дитятко! Здесь уж, видно, и люди так же жестоки, как эти каменные Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг стенки!

   -- А! -- прошипела Тюфяева. -- Я на данный момент доложу инспектрисе, какие наставления вы даете вашей дочери!

   Моя мама, испуганная за Голембиовскую и понимая, как это может разрушить ее дочери, подбежала к Тюфяевой и начала Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг умолять ее:

   -- Сжальтесь... Сжальтесь над злосчастной дамой! Она в таком нервном состоянии!

   М-lle Тюфяева грубо отстранила мою мама рукою; в эту минутку Фанни вскрикнула и без эмоций свалилась Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг на пол. Тюфяева стремительно вышла за дверь, а потом к нам забежало несколько горничных и нечуткую Фанни понесли в госпиталь. За ними последовала и ее мама. Я наспех простилась с моею мамой, и Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг потому что передо мной уже выросла Тюфяева, я отправилась за нею. Она привела меня на урок рисования. Я как-то механично проделывала все, что мне приказывали, и очнулась от рассеянности только Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг тогда, когда прозвонил колокол. Девченки задвигались и стали подбегать ко мне с вопросами.

   -- Молчать! Становиться по парам! -- орет классная дама Петрова и устанавливает воспитанниц по росту пару за парой -- малеханьких впереди, девченок более высочайшего роста Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг -- сзади. То одна воспитанница выдвинется несколько вбок, то другая подастся вперед,-- классная дама на данный момент же равняет таких: немедля подбегает к ним, одну толкает вспять, ее соседку двигает вперед, кого ставит Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг правее, неких дергает на лево и, в конце концов, в серьезном порядке ведет в столовую, выступая впереди собственного отряда. По университетским правилам требовалось, чтоб воспитанницы, куда бы они ни отчаливали Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, выступали как бойцы, представляя стройную колонну, и двигались без шума. Если предводительница этой женской армии добавит шагу, -- и воспитанницы должны идти быстрее, не расстраивая колонны; при всем этом они должны молчать Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг; если одна из воспитанниц произносила хотя слово, такое грех изредка оставалось безнаказанным, в особенности в кофейном классе.

   Тяжело представить, как много времени уходило на установку по парам. В столовую водили четыре раза в денек (на Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг утренний и вечерний чай, к обеду и завтраку), как следует, туда и вспять по парам строились восемь раз; то же делали, когда отчаливали на прогулку и ворачивались после нее; таким макаром, растрачивали Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг более часу времени, а по субботам и праздничкам, когда приходилось отчаливать в церковь, и еще того больше.

   В то время, которое я описываю, начальство института уже не имело права Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг давать волю рукам: оттрепать по щекам либо избить чем попало по голове, высечь розгами, как это бывало ранее, в мое время не практиковалось даже и в младшем классе, но толчки, пинки, очень Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг чувствительное обдергивание со всех боков, брань, бессчетные наказания, в особенности в младшем классе, были обыкновенными педагогическими воздействиями.

   К молчанию и бесспорному послушанию институток приучивали очень систематично. Вобщем, на даму в то время вообщем смотрели как Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг на существо, полностью подчиненное и подчиненное родителям либо супругу, -- институт стремился приготовить ее к выполнению этого предназначения, но в большинстве случаев достигали совсем обратных результатов. От нас требовалось либо молчание, либо Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг разговор полушепотом, и так в продолжение всего денька, не считая перемен меж уроками, когда звучный разговор не вызывал ни крика, ни кары. Более грозные классные дамы ограничивали и суживали даже жалкие привилегии "кофулек Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг" (воспитанниц младшего класса), которым по торжественным денькам вечерком дозволялось бегать, играть и плясать. Как они поднимали шум и возню даже в такие деньки, классные дамы орали: "По местам! вы не умеете Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг прилично держать себя!" Детки послушливо садились на лавки и, получая повсевременно нагоняй за резвость, все пореже предавались веселью.

   Как ни была живая и шаловлива девченка при поступлении в институт, грозная Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг дисциплина и нескончаемая муштровка, которым она подвергалась, также полное отсутствие сердечного роли и ласки стремительно изменяли нрав малыша. Если девченка свыкалась с университетским режимом, а наклонность к шаловливости еще не совершенно пропадала Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг в ней, ее неудержимо тянули к для себя глуповатые и пошлые шалости.

   Когда я впервой вошла в столовую, меня изумило большущее число наказанных: некие из их стояли в простенках, другие посиживали "за Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг черным столом", третьи были без передника, четвертые, заместо того чтоб посиживать у стола, стояли за лавкой, но мое любопытство в особенности возбудили две девченки: у какой-то из них к плечу была приколота какая-то Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг бумажка, у другой-- чулок. Когда после пения молитвы мы сели за завтрак, я больше уже не могла выносить молчания и стала расспрашивать соседку, можно ли говорить; та отвечала, что можно, но только Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг тихонько. И меня с 2-ух сторон шепотом начали просвещать насчет университетских дел. Когда у девченки приколота бумажка, это значит, что она возилась с нею во время урока; прикрепленный чулок демонстрировал, что Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг воспитанница либо плохо заштопала его, либо не сделала этого совсем, а за что наказаны старшие воспитанницы (белоснежного класса) -- нам, кофейным, непонятно.

   После завтрака нас повели в дортуар, где мы должны Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг были надеть гарусные капоры и камлотовые салопчики, чтоб отправиться в сад на прогулку. Университетский туалет в дореформенный период отличался необычным бесчинством: только платьица шили более либо наименее по фигуре, а верхнею одеждою и бельем Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг воспитанницы должны были наслаждаться что кому попадало. Часто девченке очень полной доставался салоп от худой, и она еле натягивала его на себя. Воспитанницы старших и младших классов, одетые в салопы допотопного Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг фасона и в гарусные капоры, быстрее походили на богадельных старушонок, чем на малышей и молодых женщин.

   Воспитанницы гуляли в саду по получасу, и притом только по мосткам, как обычно, по парам, под предводительством классной Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг дамы и часто под аккомпанемент ее воркотни и распеканий. Она находила для этого много поводов: то ей докучал "дурной хохот" кого-нибудь из воспитанниц, то пилила она тех, которые Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг отставали от других либо немножко выходили из пары, то за то, что кто-либо на минутку соскакивал с мостков. Воспитанницы терпеть не могли эти прогулки и были нескончаемо счастливы, когда их находчивость помогала им Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг сослаться то на ту, то на другую несуществующую болезнь, чтоб освободить себя от этой противной повинности. Через полчаса после прогулки мы ворачивались в том же порядке.

   Меня, как новую, выслали Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг к кастелянше, которая оказалась женщиною наидобрейшей души. Вообщем нельзя сказать, чтоб в институте совершенно не было не плохих людей. Не считая нее, обе лазаретные дамы, также и доктор были очень добрые существа. Но Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг замечательно, что все эти личности не игрались ни мельчайшей роли в институте и исключительно в критических случаях сталкивались с воспитанницами. К тому же они все жили своею особою жизнью, обособленною от университетского Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг мира, что И давало им возможность сохранить душу живу.

   -- Что все-таки ты так печальна, милая девченка? -- нежно спросила меня кастелянша. Это было 1-ое нежное слово, которое я услыхала в стенках Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг института, и заместо ответа я припала к ее плечу и залилась слезами. Она отдала мне выплакаться, напоила меня кофеем и усадила к столу.

   -- Жалко, что тебя не привезли к общему приему, 3-мя Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг месяцами ранее: для тебя было бы легче привыкать совместно с другими новыми.

   На мой вопрос, почему классные дамы такие сердитые, она отвечала:

   -- Так как у их собственных крошек не было. Запомни, детка: как Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг можно меньше с ними говори, -- они и придираться меньше будут- к для тебя.

   Доброе отношение милой дамы успокоило меня, и, примеривая то одно, то другое, я выражала свое удивление:

   -- Какая рубаха! Ведь Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг она упадет с плеч! А эта у меня до полу доходит.

   -- Меньше нет: все белье шьется у нас по отвратительным образчикам. Зато в длинноватой рубахе теплее будет спать. Ночкой у вас Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг холодно: ваши одеяла ветром подбиты, спите вы без ночных кофт, -- длинноватой рубахой хоть ноги для себя обмотаешь.

   В конце концов я перевоплотился в казенную воспитанницу. На мне насажено было плохо сидевшее камлотовое платьице кофейного Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг цвета -- знак младшего класса; оно было декольте и с маленькими рукавами. На нагие руки надевались белоснежные рукавчики, подвязанные тесемками под рукавами платьица; на нагую шейку накидывали уродливую пелеринку; белоснежный передник Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг с лифом, который застегивался сзади булавками, довершал костюмчик. Пелеринка, рукавчики, передник были из грубого белоснежного холста и по праздничкам заменялись коленкоровыми.

   Форма очень меняла внешность новой: даже грациозная миловидная девченка казалась в Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ней неловкой. Камлотовое платьице было так кратко в младшем классе, что выставляло напоказ ничтожные кожаные ботинки, которые быстрее можно было именовать туфлями либо шлепанцами, и грубые белоснежные нитяные чулки. Пока новая не искусна Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг приноровиться к собственному форменному наряду так, чтоб ее отвратительные туфли не падали с ног, чтоб рукавчики не сползали, чтоб платьице не расстегивалось сзади, она прогуливалась тяжело ступая и имела очень неловкий Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг вид. Впервой на свидании с родными новая заурядно поражала их своею переменой, и они, не смущаясь, повторяли на все лады: "Какой забавнй наряд! Как он тебя безобразит!.." К тому же, этот наряд Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг совершенно не был приноровлен к условиям жизни: холщовая пелеринка, накинутая на плечи, не защищала от зимнего холода, когда указатель температуры в классе демонстрировал 10 и даже девять градусов, а во время уроков приходилось Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг посиживать с оголенными плечами.

   Не успела я еще переодеться в форменное платьице, как в комнату кастелянши вошла пепиньерка с замечательно привлекательным лицом и заявила, что поведет меня в приемную залу, где меня Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг ждет моя сестра.

   Необходимо увидеть, что в Петербург со мною приехала не только лишь матушка, да и обе мои сестры: старшая, Нюта, которая была уже вдовою, невзирая на собственный девятнадцатилетний возраст, и Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг Шура. Им очень хотелось находиться на моем приемном экзамене, но матушка побоялась, что это не будет допустимо университетским начальством. Но Шура не могла утерпеть, чтоб не посетить меня в тот же денек.

   Какой это Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг был для меня приятный сюрприз! Когда я увидала Сашу, я ринулась в ее объятия. Жаркие поцелуи и слезы произнесли ей без слов о томном воспоминании, произведенном на меня институтом.

   -- Дурная, дурная ты у Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг меня девченка, -- лаского журила она меня. -- Чуток что нехорошо, тебя на данный момент точно камнем придавит, а что лучше, того ты не замечаешь! От матушки я уже знаю, что Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг было у вас с утра... Что все-таки делать! Но не все таки плохо? Я только-только вошла сюда и на данный момент же отыскала, что и здесь есть сердечные люди! Я ведь не Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг рассчитывала, что мне получится узреть тебя сейчас: думаю -- узнаю хоть от швейцара, что ты сейчас поделываешь... Вхожу и встречаю ту прелестную молоденькую даму -- пепиньерку, которая тебя привела сюда, объясняю ей Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг, что моя семья остается в Петербурге только полторы недели, прошу ее порекомендовать мне, у кого бы похлопотать о способности видеться с тобою раз в день в это куцее время. Что все-таки ты Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг думаешь! Она потащила меня за собой и гласит: "Я поведу вас к инспектрисе, я ее родная дочь, и уверена, что она устроит вам все, что может быть". И знаешь, я просто Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг была очарована вашей инспектрисою!5 Хотя она сейчас совершенно больна, но меня поразила ее краса, изящество, ее симпатичные манеры! Она позволила нам всем посещать тебя раз в день в продолжение полутора недель.

   Свидание с Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг любимою сестрою совсем изменило мое настроение: все тяжелое, что я испытала и перечувствовала в тот денек, пропало без следа, и я отправилась в дортуар (спальню) уже к собственной классной даме {В дореформенное Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг время воспитанницы Александровской половины делились на два класса: на младший (кофейный) и старший (белоснежный) в зеленоватых платьицах. В том и другом из их они оставались по три года. Каждый класс делился Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг на два отделения, а каждое отделение -- на два дортуара; какой-то из них находился под управлением одной, другой -- под управлением другой классной дамы. Воспитанницы 1-го дортуара спали в одной спальне и были связаны меж собою Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг теснее, чем с подругами другого дортуара, хотя они и были с ними в одном отделении, посиживали в одной общей классной комнате,-- обучались у одних и тех же учителей. Потому что Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг в каждом отделении было по два дортуара, а как следует, и по две потрясающих дамы, то они дежурили в классе по очереди и одна из их в свободное время могла уезжать из Часть II - Э. С. Виленской и Л. И. Ройтберг института.

chast-i-matriarhat-i-patriarhat.html
chast-i-moskovichi-s.html
chast-i-nizshaya-rasa-natalya-skorohod-kak-inscenirovat-prozu-proza-na-russkoj-scene-istoriya-teoriya-praktika.html